Глупость под названием «хочу вернуться на родину» и «Сто лет одиночества» Габриэль Гарсии

Опубликовано Рубрики В реальном времени, чтениеМетки , , ,

Как-то раз Госвами Махарадж в одной лекции в связи с недавним (на тот момент) уходом из мира писателя Габриэля Гарсии упоминал немного о нём. К своему стыду, это имя мне ни о чем не говорило. После лекции, я пошла искать этого писателя в инете, в итоге скачала его культовую книгу «Сто лет одиночества». И вот когда поехали в Лаос на неделю, оказалось, что мой айпад при синхронизации раздела видео, затер всё мою большую библиотеку. Единственной альтернативой стала книжка Гарсии, которая чудом оказалась сохраненной в айфоне. С айфона читать было не так удобно, но все-таки было что читать :-) .

Книга меня по-честному душевно утомила… Было в ней что-то неуловимое, трогательное, что увлекало, и мешало бросить чтение, но в то же время было много пошлости жизни, страстей, эгоизма… Впечатлило, как живо, атмосферно, реалистично описывал Гарсия несуществующий город Макондо… Я даже, как и многие прочитавшие эту книгу, поверила, что такой город есть где-то в Испании, и полезла искать в инет, где же он расположен :-) . И это оказывается, одна из особенностей гения Гарсии: «Немногие романисты создают полноцветный мир, который читатели начинают искать на географической карте».
По-моему, ради вот этого погружения в атмосферу деревенской тишины невероятного городка Макондо… с его волнительными миндальными деревьями, запахом кофе, знойными сиестами, залитыми солнечным светом бегониями в саду, белыми домами, 4-летними дождями и иногда приезжающими в городок шумными цыганами, продающими разные безделушки с загадочными словами: «Вещи, они тоже живые, надо только уметь разбудить их душу» стоит прочитать книжку…

Много чего интересного можно было бы цитировать из этого странно-увлекательно-меланхоличного произведения о бессмысленности жизни, жизни по кругу, о приходящем и проходящем, о зыбкости реального мира, о пронзительной обреченности… Может, иногда по ходу своих размышлений, звучащих в унисон с фрагментами из книги, буду их приводить… Но понимаю, что меня катастрофически не хватает, чтобы успевать сюда чаще писать… поэтому не очень обещаю… Сегодня говорила с подругой из Питера, и она сказала, что скучает по Тайланду, а я подумала, что, наверное, тоже скучаю по России… И в противовес этим своим абсурдным мыслям мне вспомнился один глубокий момент из книги, над которым я долгими часами размышляла, сидя на заднем сиденье мотоцикла, пересекающего горные долы Лаоса…

город во сне

Предыстория: В маленький тихий знойный Мокондо приезжает один ученый каталонец, решив переждать войну там, он открывает книжную лавку, каратает дни в маленькой душной комнатушке за книжными полками и мечтает вернуться в свою родную деревню на берегу Средиземного моря… Проходят годы, никто даже не ожидает, что старик может уехать… Но он, истосковавшись по настоящей долгой весне и родной деревушке, распродает с аукциона свою книжную лавку и возвращается туда… Пока каталонец пересекает океан, он пишет своим друзьям, оставшимся в Макондо:
«Через три месяца от него(каталонца) пришел большой конверт, где лежали двадцать девять писем и пятьдесят фотографий, накопившихся за время досуга в открытом море. Хотя дат каталонец не ставил, легко было понять последовательность, в какой сочинялись эти послания. В первых из них он с обычным своим юмором сообщал о превратностях путешествия – о том, что испытывает сильное желание выбросить за борт суперкарго, не разрешившего ему поставить в каюту ящики, о потрясающей глупости некоей сеньоры, приходящей в ужас от числа тринадцать – не из-за суеверия, а потому, что оно кажется ей незавершенным, и о пари, которое он выиграл за первым ужином, определив, что вода на борту судна имеет вкус источников Лериды, отдающих запахом свеклы, которым тянет по ночам с окрестных полей.

Однако, по мере того как шли дни, жизнь на корабле интересовала его все меньше, а каждое воспоминание о событиях в Макондо, даже о самых недавних и заурядных, вызывало тоску, и чем дальше уходило судно, тем печальнее становилась его память. Этот процесс углубления тоски по прошлому был заметен и на фотографиях. На первых снимках он выглядел счастливым в своей белой рубашке и со своей серебряной шевелюрой на фоне Карибского моря, покрытого, как обычно в октябре, барашками. На последних он, теперь уже в темном пальто и шелковом кашне, бледный, с отсутствующим видом стоял посреди палубы безымянного корабля из ночных кошмаров, блуждающего по осенним океанам.

На письма старика отвечали Герман и Аурелиано. В первые месяцы он писал так часто, что друзьям казалось, будто он совсем рядом, ближе, чем прежде, когда жил в Макондо, и жестокие страдания, которые вызвал у них его отъезд, почти утихли. Сначала он сообщал, что все идет по-старому, что в его родном доме до сих пор сохранилась розовая морская раковина, что у копченой селедки, положенной на кусок хлебного мякиша, тот же самый вкус, а источники деревни вечерами продолжают благоухать. Но мало-помалу, хотя сам каталонец не замечал этого, письма, исполненные бодрости выздоравливающего, превращались в пасторали разочарования.

Зимними вечерами, пока в камине закипал котелок с супом, старик тосковал о тепле своей комнатушки за книжной лавкой, о солнце, которое звенит в пыльной листве миндальных деревьев, о паровозном свистке, врывающемся в спячку сиесты, так же как в Макондо тосковал о кипящем в камине котелке с супом, выкриках уличного торговца кофейными зернами и о мимолетных жаворонках весны. Замученный этими двумя ностальгиями, которые отражались одна в другой, как два стоящих одно против другого зеркала, он утратил свое восхитительное чувство нереального и дошел до того, что посоветовал друзьям уехать из Макондо, забыть все, чему он их учил о мире и человеческом сердце, плюнуть на Горация и в любом месте, куда бы они ни попали, всегда помнить, что прошлое – ложь, что для памяти нет дорог обратно, что каждая миновавшая весна невозвратима и что самая безумная и стойкая любовь всего лишь скоропреходящее чувство…

P.S.: Наверное, каждый замечал в себе мысли о том, что нет гармонии, что что-то не так, и хочется это исправить, и начинал копаться во внешней реальности, потом находил причину проблемы в том, что на родине даже воздух радостнее(и дым отечества нам сладок и приятен…), что там-то он будет точно счастлив, и мечтал вернуться туда… А по факту, нет такого места на земле, где тебе было бы хорошо с собой прежним… Надо менять себя, и реальность изменится… Надо переключаться в иную сферу, выключать себя снаружи, тогда может быть тебе откроется очень красивый трогательный мир вне географии, за пределами земных координат…


Комментарии:

Добавить комментарий